СМИ о нас

Меры поддержки в коронавирус

«Самый действенный способ — это прямая раздача денег населению»

Прямая речь


"Новая экономическая реальность". Приложение №110 от 25.06.2020, стр. 11
В разгар периода самоизоляции, когда практически вся деловая активность в стране достигла исторических минимумов, представители всех отраслей в один голос говорили, что ждут помощи от государства. BG обратился к предпринимателям с вопросом: «Как власти РФ и регионов могут помочь бизнесу пережить кризис?»
Михаил Гультяев, генеральный директор таможенного брокера Meridian:
— Среди наших клиентов много небольших компаний, поэтому мы хорошо понимаем, как тяжело малому бизнесу. Мы видим четыре основных направления, по которым государство сейчас может помочь таким компаниям. Первое: уменьшить количество плановых проверок бизнеса со стороны любых контролирующих органов. Второе: сделать кредиты доступнее для малого бизнеса — уменьшить ставки и упростить процедуры получения.
Третье: государственным предприятиям нужно активнее давать подряды именно малому и среднему бизнесу, загружать его государственными заказами. Четвертое: малые предприятия — самые незащищенные. Государству стоит уделить больше внимания их безопасности, чтобы соблюдались законы, права предпринимателей, чтобы им было куда обратиться, если они столкнулись с недобросовестным клиентом или подрядчиком.

Александр Мотрич, директор макрорегиона «Северо-Запад» АО «ЭР-Телеком Холдинг»:
— Мы надеемся на принятие благоприятных регуляторных инициатив по вопросам недискриминационного доступа операторов связи в жилые дома и к объектам государственной и муниципальной собственности. Также мы заинтересованы в стимулирующих решениях властей по вопросам размещения операторского оборудования на опорах электроэнергии, возможности выхода на оптовый рынок электроэнергии для операторов связи. Весьма действенным могло бы быть снижение налоговой нагрузки, особенно в части инфраструктурных инвестиций.
Борис Френкель, директор по взаимодействию с государственными органами компании «Свеза»:
— Меры, которые принимают федеральные и региональные власти для восстановления экономики, достаточно обширны. Но для реального сектора экономики было бы максимально эффективно не сокращать и не откладывать реализацию крупных инфраструктурных проектов. Именно строительство новых объектов может благотворно повлиять на многие сферы экономики, помочь восстановлению спроса и платежеспособности в большей части отраслей промышленности.
Владимир Трофименко, генеральный директор представительства компании Mankiewicz в России и странах СНГ: 
— Приостановление работы бизнеса вызовет закрытие многих предприятий микро- и малого бизнеса. Необходимо научить предпринимателей новым навыкам (онлайн-торговля, колл-центры, СРМ, бережливое производство). Поэтому, на мой взгляд, государство должно создать целую сеть образовательных программ, чтобы переобучить этих людей. Второе — сделать более доступными кредиты. Бизнес выходит из эпидемии с существенными потерями, поэтому ему нужны дешевые кредиты на развитие и перезапуск. В-третьих — нужно обеспечить бизнесу понятные гарантии защиты от внешних посягательств. Инструменты, которые будут работать не только на бумаге, но и на практике.
Ирина Доброхотова, председатель совета директоров компании «Бест-Новострой»:
— Конечно, нужны налоговые послабления, субсидии на оплату аренды и заработной платы сотрудников тех предприятий, которые до сих пор простаивают по причине запрета на работу. Многие закредитованы — им нужна реальная помощь с кредитными каникулами или даже кредитная амнистия, так как в противном случае это грозит банкротствами компаний малого и среднего бизнеса и безработицей.
Андрей Гусев, управляющий партнер Borenius Russia:
— Крайне важно улучшить качество принимаемых региональных нормативных актов, регламентирующих работу бизнеса в период пандемии, сделать их понятнее и публиковать их так, чтобы бизнес не искал их через юристов.
Владимир Федоров, заместитель генерального директора ООО «Пулково Скай»:
— Способы помощи бизнесу со стороны властей самого различного уровня есть некая неиссякаемая константа всегда востребованных мер: экономическое стимулирование; налоговые льготы и таможенные преференции; лояльное законодательство; продуманная работа контрольно-надзорных органов; совершенствование судебной системы в части рассмотрения хозяйственных дел; строительство ключевых объектов инфраструктуры; субсидирование ставок по кредитам, доступность финансового и страхового обеспечения; продуктивный диалог власти и бизнеса, предпринимателей и общественных организаций.
Светлана Саюнова, директор филиала СДМ-банка в Санкт-Петербурге:
— Практически сразу, как началась пандемия, государством были определены самые пострадавшие отрасли и размер бизнеса, которому поддержка потребуется в первую очередь (это микро-, малый и средний бизнес). Из наиболее эффективных мер я бы выделила кредиты на заработную плату сотрудникам по ставке 0% сроком на полгода, а также льготный период по кредитным платежам на шесть месяцев.
Если говорить о региональных программах поддержки, то в Санкт-Петербурге бизнес получил освобождение от внесения арендной платы по договорам аренды, а также снижение налоговых ставок. Все это в совокупности с государственными программами дало бизнесу передышку и возможность сократить хотя бы часть своих убытков.
Андрей Кугий, управляющий партнер маркетплейса недвижимости «М2Маркет»:
— Самый действенный способ помочь экономике — это прямая раздача денег населению. То, что практикуется во всем мире и чего так боится наше правительство. Именно эта мера может стимулировать спрос на товары и услуги и обеспечит перезапуск экономики.
Александр Брега, генеральный директор компании «Мегалит — Охта Групп»:
— Снятие режима самоизоляции не станет рубежом, после которого экономическая деятельность сразу наладится. Меры поддержки необходимы столько времени, сколько бизнесу требуется для восстановления. Одной из эффективных программ для отрасли стало субсидирование ипотечной ставки. Данная мера необходима в том числе и покупателям, и мы надеемся на ее пролонгацию. Дополнительно стоит выделить предоставление госгарантий для привлечения кредитов или субсидирование займов для застройщиков. Также большой финансовой нагрузкой является возведение социальной и транспортной инфраструктуры: частичный или полный ее выкуп позволят сохранить устойчивость проектов даже в сложных экономических условиях.
Валерий Емельянов, аналитик «Фридом Финанс»:
— В условиях низкой (по мировым меркам) стоимости трудовых ресурсов в России, а также вывода производственных площадок из Китая под влиянием «торговой войны» с США целесообразно развитие ряда новых промышленных кластеров, рассчитанных на экспорт, это должно сопровождаться пересмотром фискальных и таможенных барьеров, ограничивающих возможность экспорта. В случае резкого ухудшения положения бизнеса возможна реализация плана частичного выкупа кредитов бизнеса с баланса банков. Считаем, что правильной мерой будет существенное расширение субсидирования части фонда оплаты труда столкнувшихся с резким падением выручки организаций.
Николай Антонов, партнер, генеральный директор «МТЛ. Управление недвижимостью»:
— Оптимальной была бы реальная финансовая поддержка малого и среднего бизнеса в наиболее пострадавший отраслях, чтобы они могли, во-первых, выплачивать заработную плату работникам и тем самым поддерживать потребительский рынок, а во-вторых, платить за аренду офисов, магазинов и складов. Понятно, что коммерческая недвижимость из-за потери мелких арендаторов не закроется и не исчезнет с рынка. Но резкое снижение cashflow, так же, как и попытка государства вмешаться в отношения между арендаторами и собственниками недвижимости, может надолго удержать потенциальных инвесторов от новых вложений в квадратные метры.
Сергей Ярошенко, генеральный директор ГК «КВС»:
— Строительная отрасль не останавливала работу, поэтому основное, что сейчас требуется,— это сохранение платежеспособного спроса. Первый шаг уже сделан — запуск субсидированной ипотеки. Но какими бы «дешевыми» ни были кредиты, определяющей остается цена покупки. Поэтому одна из главных задач — как можно дольше сдерживать рост себестоимости, который неизбежен. Необходимо снижать ставку по проектному финансированию и для застройщиков. Соответствующее постановление уже вышло. Если фактически льготы будут не выборочными, доступными для большинства игроков, это будет своевременная и эффективная мера.
Андрей Волков, руководитель дирекции продуктового развития и взаимоотношений с партнерами компании «Балтийский лизинг»:
— Для своих клиентов мы видим дополнительную поддержку в программах субсидирования лизинга. Изобретать новые меры поддержки сейчас, наверное, вторичная задача, первичная — быстро восстановить и запустить те, которые показали свою эффективность в прошлом году. Речь идет о программе субсидирования колесной техники от Минпромторга РФ, аналогичной программе по спецтехнике (по ним мы уже работаем), также была бы актуальна поддержка в рамках постановления правительства № 1432, субсидирование газомоторной техники. На региональном уровне также действуют подобные программы, они, как правило, учитывают отраслевую специфику этих субъектов РФ, что логично.
Наталья Осетрова, руководитель проекта города-курорта Gatchina Gardens:
— Конкретные программы и мероприятия помощи бизнесу власти должны были вводить своевременно, еще в середине марта. Мы в кризисе уже четвертый месяц, а власти до сих пор только обсуждают меры поддержки. Все предложенные «антикризисные пакеты» больше похожи на формальность. Эффективный метод спасения частного сектора известен: накачать экономику деньгами — через выплаты заработной платы, компенсации части потерь прибыли, социальные выплаты всем гражданам. По такому пути идет большинство стран — лидеров в мире, стараясь сохранить не только экономику, но и политическую стабильность.
Ольга Ульянова, директор департамента рекламы и маркетинга ГК «Полис Групп»: 
— Важна помощь властей в строительстве социальных объектов и дорожной инфраструктуры — это поможет компаниям сбалансировать цены на квартиры и остановить их стремительный рост на фоне растущей себестоимости.
Мария Черная, генеральный директор ООО «Бонава Санкт-Петербург»:
— В кризисные времена помощь бизнесу не должна сводиться только к финансовым и фискальным мерам. Бизнес нуждается в качественном изменении характера взаимодействия с госорганами: работа в срок и ранее нормативного, исключение отписок, направление ответов по существу, снижение волокиты и бюрократии, количества проверок и отчетов — все это может принести пользу без дополнительных затрат из бюджета. В конечном итоге хотелось бы изменения отношения к бизнесу, добиться понимания его сути, процессов. Все-таки компании создают рабочие места, платят налоги в бюджет, развивают экономику и производят полезный продукт для людей и для города.
Виктор Миронов, управляющий директор консультационной группы ТИМ: 
— Сейчас много говорят о мерах поддержки и почти всегда имеют в виду налоговые послабления, льготы, отсрочки и раздачу денег. Это традиционный путь по «закидыванию проблемы деньгами». Тем не менее, на наш взгляд, власть очень поможет бизнесу, если упростит административные процедуры и везде, где возможно, введет уведомительный порядок. В том числе в вопросах налогообложения. Тот случай, когда чиновники скажут: «Работайте, зарабатывайте, сохраняйте рабочие места и этим помогайте экономике, а "душить и кошмарить" мы вас не будем». Мы уже увидели, что такой подход возможен: в ходе антикоронавирусных кампаний у бизнеса появилась реальная возможность задавать вопросы и получать оперативные ответы и комментарии от руководителей госорганов. Будет здорово, если такая практика сохранится в будущем.
Евгений Кошкаров, вице-президент ГК «Аривист»:
— К концу 2020 года рынок транспортно-логистической отрасли может сократиться до 30%, если не будут приняты меры на государственном уровне, среди которых необходимо обязать Таможенную службу, Россельхознадзор и Роспотребнадзор в экстренном порядке перейти на электронный документооборот. Предоставить отсрочку в шесть месяцев от уплаты платежей, доначисленных в результате проверок таможенными органами после выпуска товаров. Перенести запуск мероприятий по маркировке обуви, одежды и шин знаком «Честный знак», чтобы не замедлять импорта этих товаров.
Дмитрий Куликов, юрист:
— Многие государства помогают деньгами — прямыми (выплатами из бюджета) и косвенными (ваучеры, списание долгов по налогам). Также обсуждаются кредитные каникулы и каникулы для арендаторов. Мне кажется, наиболее эффективными будут те меры, которые будут направлены на наиболее пострадавшие отрасли: это рестораны и сфера обслуживания, которую нельзя перенести на удаленный доступ (салоны красоты, фитнес-индустрия), а также туризм и авиаперевозки. Помогать нужно как деньгами, так и поддержкой спроса на рынке. В условиях вируса спрос сильно снизился, и государство должно обеспечить начальный прирост спроса, чтобы экономическая ситуация могла нормализоваться.
Ольга Горячева, исполнительный директор компании «Нексиа Пачоли»:
— Весомой поддержкой могла бы стать временная отмена налоговых платежей. Бизнесу нужны именно налоговые каникулы, как минимум для наиболее пострадавших отраслей экономики. Пока речь идет об отсрочке. То есть подразумевается, что со временем, при выходе из кризиса, у компаний появится такая прибыль, за счет которой они должны будут заплатить и текущие, и старые налоги. Но скорее всего, по самым оптимистичным сценариям, бизнес сможет восстановиться только к докризисным показателям. Я считаю, что нужно сейчас сказать предпринимателям, что можно будет не платить налоги в течение какого-то периода. И работодатель будет понимать, что средства на налоги можно будет, например, пустить на зарплаты. Таким образом сохранится платежеспособность сотрудников, а значит, и потребительский спрос, и снова запустится колесо потребления. Кроме того, очень важно освободить бизнес, особенно малый и средний, от давления различных проверок со стороны контролирующих органов и максимально упростить условия кредитования.
Петр Гусятников, старший управляющий партнер юридической компании PG Partners:
— На мой взгляд, лучшая помощь со стороны государства в данной ситуации — это отсутствие каких-либо новых законодательных инициатив. Все, что делается сейчас, еще больше запутывает бизнес, который не понимает, как действовать в новой реальности. Появляются какие-то законопроекты, но никто не может объяснить, как они будут работать. В итоге мы все находимся в подвешенном состоянии и не знаем, как действовать дальше. Самое тяжелое в кризисной ситуации — неопределенность. Взять, к примеру, мораторий на банкротства. В итоге с недобросовестных должников теперь нельзя вообще ничего взыскать даже в судебном порядке. Даже если проблемы возникли у многих из них еще до эпидемии, согласно действующему законодательству, они не могут быть признаны банкротами. Кредиторы вынуждены не только терпеть убытки, но и находиться в подвешенном состоянии, потому что по факту никто ничего не может сделать до окончания моратория.
Екатерина Григорьева, директор направления «Оценка и финансовый консалтинг» группы компаний SRG:
— Правительство Москвы разработало разностороннюю программу поддержки помощи бизнесу, в отличие от многих стран мира. Основные меры поддержки нацелены на наиболее пострадавшие отрасли и сосредоточены на предоставлении льготного кредитования, направленного на операционную деятельность: оплату ФОТ, мероприятий по маркетингу. Важными являются компенсация налога на имущество для снижения ставок аренды (при этом собственник должен снизить арендатору ставку не менее чем на 50%), субсидии на оплату процентов, инжиниринг и прочие адресные меры в отношении отдельных компаний. При этом, несмотря на все целенаправленные меры, восстановление бизнеса для ряда компаний может занять от шести месяцев до двух лет, что связано с возможной очередной вспышкой заболеваемости COVID-19 в конце лета.
Виталий Манкевич, президент Русско-азиатского союза промышленников и предпринимателей (РАСПП):
— Прежде всего государству следует пересмотреть и расширить список наиболее пострадавших от пандемии отраслей: нынешний список создавался властями, что называется, наспех и по формальному признаку, поэтому были включены только те отрасли, которые полностью приостановили свою деятельность, а кризис повлиял на многие производственные цепочки. В качестве дополнительной помощи бизнесу властям следует понизить НДС до 16% до конца года. Напомним, что когда в России налог подняли до 20%, Китай с целью увеличения деловой активности снизил НДС до 13%, что помогло экономическому росту.
Ирина Елагина, соучредитель языкового тренингового центра «Свобода слова»: 
— Для начала выполнить хотя бы свои обещания: выдать безвозмездную субсидию на зарплату, предоставить арендные каникулы коммерческой недвижимости и обеспечить налоговые льготы. Мы — малый бизнес, который оказывает образовательные услуги взрослым людям. 70% нашей выручки уходит на зарплату преподавателям и менеджерам. С введением карантина мы были вынуждены приостановить наши тренинги с погружением в связи с закрытием пансионата. Оборот компании упал до 20%. Финансовая поддержка позволит нам сохранить коллектив и переформатировать бизнес-процессы. Качество продукта, услуг и хорошие отношения с клиентами — мы обеспечим сами.
Светлана Заварзина, главный бухгалтер ООО «Байкал-Сервис ТК»:
— Полагаю, что действенной мерой поддержки будет снижение нагрузки на фонд оплаты труда за счет сокращения до 15% тарифа страховых взносов на ФОТ. Эта мера нужна всем организациям, не только предприятиям среднего и малого бизнеса. Тогда бизнес сможет активнее создавать рабочие места. И, конечно, желательно снизить нагрузку «по проверкам и запросам», потому что активность на этом поле не останавливается, а только набирает обороты.
Дмитрий Комиссаров, генеральный директор компании-разработчика «МойОфис»:
— Прежде всего нужно приравнять высокие технологии к отраслям экономики, в наибольшей степени пострадавшим от эпидемии коронавируса, чтобы IT-компании могли воспользоваться мерами поддержки, предложенными руководством страны. Кроме того, индустрии помогут выжить обнуление начисления налогов и страховых взносов с ФОТ на персонал, остающийся в штате IT-компаний, до конца 2020 года; поручение РФРИТ и иным институтам развития обеспечить выдачу гарантий по кредитам и субсидирование процентной ставки для компаний-разработчиков отечественного ПО; стимулирование спроса и развития потребления IT регуляторным образом, не сокращая закупку IT-решений для нужд государственного сектора; выдача субсидий на поддержку IT-компаний по принципу «на 1 рубль вложенных компанией средств — 1 рубль государственных средств».
Владимир Чернигов, президент АНО «Институт отраслевого питания»: 
— Школьное питание как отрасль совершенно выпала из всех мер поддержки, которые обещали и президент, и правительство. Необходимо обеспечить в обязательном порядке бесплатное горячее питание младшим классам во всех регионах и во всех школах, независимо от того, удалось ли региону получить федеральное финансирование. Отрегулировать суммы и порядок выделения федеральных и региональных денег не только на продукты, но и на ремонт и переоснащение пищеблоков. Это не только защитит права детей, но и даст серьезную поддержку всей отрасли школьного питания, которая сейчас оказалась в сложнейшей ситуации.
Дмитрий Кудрявцев, управляющий партнер адвокатского бюро CTL:
— ФАС России дала поручение региональным УФАС предоставлять рассрочку по уплате административных штрафов. Поручение продлено на июнь. Данные меры поддержки являются, по сути, формальными. Действующее законодательство, а именно ч. 2 ст. 31.5 КОАП, и так позволяет получить рассрочку по уплате штрафа. Значительное количество постановлений ФАС обжалуется в судебном порядке, и суд имеет право приостановить взыскание штрафов до вступления в силу решения суда. Тут речь может идти не о трех месяцах, а о гораздо более длительном сроке (до года и более). Реальная помощь, учитывая насколько крупные штрафы накладывает ФАС, была бы в применении минимально возможного штрафа, согласно установленной «вилке».
Татьяна Ходанович, CEO Pharmedu: 
— Нас бы устроил план-минимум: мораторий на налоги, включая налоги на прибыль и НДС до конца года, отказ от стратегии поднятия налогов на заработные платы, предоставление кредитов с минимальной ставкой, на которые мы не можем рассчитывать, так как не в списке «пострадавших». Это позволило бы сохранить команду и развивать бизнес-решение на том же качественном уровне. На данный момент точно понятно, что выживут даже среди нашей индустрии не все, а, по самым оптимистичным прогнозам, 50% онлайн-бизнеса на фармацевтическом рынке.
Роман Хорошев, CEO краудлендинговой платформы Jetlend:
— Лучшее, что могло бы сделать правительство для МСБ сейчас,— отменить социальные взносы и снизить до нуля НДФЛ при выплате заработной платы в первый год работы компании. Постепенное (за три года) восстановление уровня налогов до 100% за счет ежегодного повышения планки на 33 пункта. Это позволит существенно повысить количество представителей МСБ, а также поможет вывести значительную часть предпринимателей из «серой» зоны. Данную льготу можно сделать единственной в жизни для бенефициара бизнеса — для предотвращения дробления компаний и ухода от налогов для средних и крупных компаний.
Максим Федоров, вице-президент QBF: 
— При желании власть может помочь бизнесу всем — начиная от снижения налогов, льготных кредитов и заканчивая прямой финансовой помощью. Ключевое слово тут «при желании». По некоторым позициям желание у власти наблюдается, а по некоторым, например, по прямой помощи, желание отсутствует полностью. А малый и средний бизнес нуждается именно в такой помощи. Для сравнения, немецкое правительство планирует ежемесячно с июня по декабрь выделять малым и средним компаниям по €50 тыс. безвозмездно. Думаю, что наших бизнесменов устроила бы и десятая часть такой помощи.
Сергей Дегтярев, предприниматель, совладелец федеральной сети Fort Family: 
— Государству необходимо полностью взять на себя ответственность за людей, пострадавших от их решения ввести карантин. Дело в том, что речь идет не о классическом кризисе, а о решении власти остановить работу целых отраслей экономики и лишить дохода миллионы людей. Поэтому здесь нельзя говорить о «помощи» власти бизнесу «пережить кризис». Государству необходимо взять на себя все обязательства, возникшие у бизнеса перед сотрудниками и контрагентами из-за введения карантина. Плюс компенсировать предпринимателям их убытки. А в случае полного закрытия бизнеса из-за решения об остановке его работы — компенсировать владельцам бизнесов стоимость потерянных активов.
Александр Щербаков, гендиректор ГК «АКМ»:
— Эффективной мерой поддержки бизнеса будет изменение существующего моратория на банкротство стратегических и системообразующих предприятий. Сейчас, помимо защиты от банкротства, государство предоставило этим предприятиям абсолютный иммунитет от взыскания — деньги по решению суда нельзя получить с таких должников ни через приставов, ни через предъявление исполнительного листа в банки. Правительству вместо того, чтобы перекладывать бремя спасения столь нужных ему предприятий на их контрагентов, следует предоставить им субсидии или займы на оплату по решениям судов, вступивших в законную силу.
Александр Зейтц, генеральный директор Zeytz: 
— Беспроцентные кредиты могут помочь, но не сильно. Важнее, на мой взгляд, отменить зарплатные налоги, которые в практике берет на себя работодатель, а не работник. Критерием может быть решение компании не увольнять людей в кризис. Второе — регулирование рынка аренды и введение единых правил снижения арендных платежей в кризис. Здесь помогла бы господдержка собственников недвижимости. И третье — это четкая государственная политика в области высоких технологий — робототехники, технологий связи 5G и 6G, беспилотного управления, искусственного интеллекта. Доступность их для малого и среднего бизнеса станет мощным стимулом развития и в ближайшем будущем, и в долгосрочной перспективе.
Алена Афонина исполнительный директор федеральной сети частных пансионатов для престарелых УК «Социальные системы»:
— Лучшее, что могут сделать федеральные и региональные власти для рынка социальных услуг для престарелых,— это ввести четкие и понятные условия работы во время пандемии. Сейчас проверяющие органы противоречат собственным предписаниям: Роспотребнадзор обязывает пансионаты для престарелых работать в режиме обсервации (то есть никого не пускать) и тут же приходит с проверками без каких-либо защитных костюмов. В случае любого недомогания пансионаты обязаны вызывать скорую помощь, но медики приезжают опять же без костюмов после вызовов к пациентам с подозрениями на коронавирус. При малейших подозрениях на вирус наших постояльцев могут госпитализировать для проверки, а принять обратно мы их не можем — режим обсервации. Все, что мы хотим,— это понятные и человеческие условия работы.
Максим Гладких-Родионов, глава аудиторской компании «Уверенность»:
— Необходим платежеспособный спрос. Для этого у людей должны быть деньги. Как дать людям эти деньги? Можно просто раздать, как поступили в ряде стран. Но можно и по-другому. Я думаю, нужно снижение налогов, хотя бы на два-три года. Не отсрочка, а именно снижение. Также государство может заняться, например, масштабным дорожным строительством, обеспечением населенных пунктов газом и тому подобными вещами — тем, что давно необходимо, но до чего не доходили руки. Но главное — восстановление доверия государству. Отношения бизнеса и государства должны быть основаны не на страхе, а на честности и партнерстве, на понимании того, что все мы делаем общее дело.
Валентин Островский, исполнительный директор юридической фирмы Howard Russia: 
— Основные льготы даны компаниям из наиболее пострадавших отраслей экономики, согласно постановлению правительства № 434 от 03.04.2020, но пострадало значительно больше компаний. Необходимо расширить перечень критериев отбора пострадавших компаний, введя показатели критического падения выручки, зависимости результата работы от деятельности госорганов. Например, юридические компании зависят от работы судов, которые практически не рассматривали дела в период ограничений.
Сергей Скавронский, генеральный директор Pantey Consult:
— Наиболее эффективные меры, которые помогут бизнесу пережить кризис,— отмена налоговых и/или страховых взносов для МСБ за второй и третий кварталы текущего года и программа льготного кредитования. Важный момент: меры должны действовать не только для ограниченного перечня отраслей, ведь весь бизнес взаимосвязан.
Константин Сторожев, генеральный директор Valo Service:
— Предложений и программ, разработанных властями, у нас достаточно много. Но особенность исполнения этих программ в том, что любая помощь реализуется по принципу «презумпции виновности». Так, например, поддержка туристических и гостиничных объектов определяется через основной код ОКВЭД, а не по факту участия в индустрии гостеприимства. Не тот код — значит «не положено». От Российской гильдии управляющих и девелоперов мы передали наши предложения в правительство о возможности указывать в заявках на помощь дополнительные коды ОКВЭД.
Ораз Дурдыев, директор по правовым вопросам и корпоративным отношениям AB InBev Efes:
— К числу приоритетных мер помощи пивоваренной отрасли относятся снижение акцизной ставки на пиво и пивные напитки крепостью до 8,6% с 22 до 21 рубля на литр и ее заморозка на этом уровне на 2021–2022 годы; введение временного моратория (сроком до двух лет) на увеличение ставки действующих налогов; введение налоговых каникул, которые обеспечат временную отсрочку выплат по налогу на прибыль, НДС, страховых взносов на то время, пока распространение в России COVID-19 не прекратится и ситуация не стабилизируется.
Лилия Федулина, директор по продукту Podelu.ru:
— Помимо срочных беспроцентных займов, МСБ помогла бы компенсация выплат по аренде и коммунальных платежей: такая мера успешно сработала во Франции и Великобритании. Эффективно было бы заменить платежные отсрочки на полное освобождение от налогов на весь срок карантина, как, например, сделала Грузия для туриндустрии. Хотелось бы, чтобы этим могли воспользоваться бизнесы, не попавшие в список пострадавших отраслей, но которые понесли не меньше убытков. Наконец, мы выступаем за отмену строгих ограничительных мер: проверки и штрафы за увольнение сотрудников в период пандемии могут потопить малый бизнес, которому и так нелегко. Полезнее было бы ввести программы переобучения для тех, кто потерял работу.

Оригинал статьи по ссылке: https://www.kommersant.ru/doc/4389202